Корина Гертц · CORINA GERTZ · Коко их Африки и племени Химба | Персона, Путешествия, Интервью, Фотография | Дюссельдорф

Корина Гертц · CORINA GERTZ · Коко их Африки и племени Химба

Коко – женщина, которую невозможно не заметить.

Мы познакомилась в Дюссельдорфе на выставке известного немецкого фотографа Криса Шольца, ее бойфренда.

Корина Герц, как на самом деле зовут эту удивительную женщину, была одной из моделей для серии портретов Криса в стиле раннего Реннесанса.
От ее портрета на фоне африканского пейзажа невозможно было оторвать глаз. Прошло несколько недель – и огромные постеры с Коко украшали всю Германию...
Оказалось, что и сама Коко – художница. Сегодня по Германии путешествует ее персональная выставка фотографий, сделанных в Каокофельде -- регионе на самом севере африканского государства Намибия. Другой нашумевший проект, в котором она принимала участие – съемки Владика Монро: фотопародии на знаменитые пары.

Фотография – последняя любовь Коко, которая вытеснила из ее жизни работу по специальности. Она -- дизайнер “от кутюр” и долгое время создавала наряды в известнейшем доме моды Roberto Cavalli.






Счастье в палатке

Вупперталь – родной город Коко, но здесь она никогда не чувствовала себя как дома. Она с детства бредила путешествиями – ей хотелось увидеть весь мир: “Я всегда мечтала уехать подальше от цивилизации и тесноты. В Европе мне не хватает пространства. Жизнь здесь обусловлена бесконечными правилами, а я люблю места, где душа обретает свободу. И только там могу по-настоящему расслабиться. Мой дом -- это палатка в африканской пустыне”.

Любовь к черному континенту передалась Коко по наследству. Когда Корин была 3-летней девочкой, ее папа текстильный магнат уехал в Южную Африку строить текстильную фабрику и, возвращаясь домой лишь в отпуски, много рассказывал дочке об экзотической природе и животных. Любовь к фотографии ей тоже досталась от папы – он подарил дочке первый фотоаппарат.

“Моё первое классическое образование – дизайнер высокой моды. Но еще во время учебы я много сталкивалась с фотографией: делала стайлинги, побирала одежду для съемок рекламных клипов... И однажды мне самой захотелось взять в руки камеру”, -- вспоминает Коко.

Коко успела пожить и в Лондоне, и в Дюссельдорфе. Она создавала украшения и обувь известного немецкого дома моды Stephanie Pothen. Однажды эти творения попались на глаза Еве Кавальи, супруге и по совместительству коллеге итальянского воспевателя стиля “хиппи де люкс” Роберто Кавальи. Ева пригласила талантливую немку попробовать свои свои силы в набиравшем обороты доме моды. Коко обещала обдумать это предложения после окончания учебы. На следующийдень после выпуска она упаковала свои вещи в старый “Мерседес” и отправилась покорять Италию.

Три года с открытой датой

Создавать наряды под знаменами смелого и неординарного художника Кавальи было очень увлекательно. В конце 90-х его дом находился на пике своей популярности, объемы продаж во всем мире резко возрасли. Коко создавала коллекции для Кавальи в течение двух сезонов -- пока не попала в тяжелую аварию. Заканчивать последнюю коллекцию пришлось на костылях. А потом Коко вернулась в Германию, где ей предстояла очередная операция.

Коко потребовалось четыре года, чтобы научиться снова нормально ходить. В этот непростой момент буквально за углом своего дома она познакомилась со своим первым мужем. Он занимался продажей раритетных автомобилей в Африке.

“Бросив всё, я уехала к нему в Африку, -- рассказывает Коко. -- Правда, билет купила с открытой датой, чтобы, если не понравится, вернуться во Флоренцию. Но в итоге задержалась в Африке на три года. Мне пришлось много лазить по скалам и заново учиться использовать свои мускулы после аварии. Я выпускала одежду под маркой Korina Gertz и открыла свой магазин. А после развода вернулась в Германию”. Кстати, на вечеринку по случаю нашего развода Коко и ее бывший муж пригласили тех же гостей, что и на нашу свадьбу.

Но и после возвращения на родину Африка не исчезла из жизни Коко. Она продолжает ездить на черный континент в длительные путешествия. Коко объездила на джипе всю Южную Африку, Намибию, Ботсвану и Мозамбик. И повсюду ее неизменным спутником был фотоаппарат. Друзья из Намибии рассказали Коко о племени химба, которое делает немыслимые прически при помощи глины. И, конечно, ей сразу же захотелось познакомиться с ним поближе.

Два часа на прическу из глины




Территория, где живет племя химба, еще не освоена туристами. Добираться туда приходится по бездорожью, которое под силу одолеть только “лендроверу”. Загрузив свой джип до отказа продуктами и запасами воды, Коко с друзьями отправились в долгий путь.

Случалось, что машина застревала в песках и ломалась, и воспоминания об этих моментах были не из приятных. Помощи в пустыне можно ждать неделями – и еще не факт, что что ее дождешься. В этих местах нет телефонной связи и рассчитывать приходится только на себя. Машину чинили самостоятельно.

Племя химба живет так, как оно жило 100, 200 и даже 1000 лет назад. Никакого влияния цивилизации и других культур. Украшения и прически племени химба – это их способ коммуникации. Каждая мелочь, вплоть до тонюсенькой цепочки на лодыжке, имеет значение и о чем-то говорит. По внешнему облику человека можно узнать всю историю его жизни: происхождение, статус, семейное положение и наличие детей. Замужние женщины, например, носят украшения с большими белыми раковинами, которые получают в подарок от своих возлюбленных – это символ плодовитости.

“Люди племени химба подходят к своему облику с тщательностью дэнди. На прическу и украшение тела они каждое утро тратят два часа. Первым делом на кожу тела наносится красная краска, представляющая из себя смесь бычьего жира и крошки красного камня. Покрытое красной краской тело – это их идеал красоты. Но эта процедура имеет и практическое значение: краска защищает тела от солнца и укусов насекомых”.

В хибма заправляет матриархат. Это племя ведет кочевой образ жизни и именно женщины решают, где строить новую деревню. Женщинам разрешается иметь детей от разных мужчин, и мужья должны относиться к этому с пониманием.

Благодаря матриархату Коко легко было установить контакт с племенем. Но ей пришлось выждать, прежде чем она взяла в руки фотоаппарат: “Большинство хибма никогда не видели фотоаппарата и прятались, как только я его вынимала из сумки – будто это какое-то оружие. Некоторые проявляли любопытство и даже пытались позировать. Но мне хотелось запечатлеть их повседневную жизнь, не привлекая к себе внимания. Ведь как долго они смогут вести такой образ жизни? Пять лет, десять? Они уже начинают страдать от проблем цивилизации. Сегодня в племени химба осталось всего пять тысяч человек.

Химба очень гордые и бесстрашные люди. Как то раз к нам прилетели два моторных дельтоплана. Их пилоты были абсолютно сумашедшие люди, один из них прилетел в Африку на дельтаплане аж из Швейцарии и снимал фильм про своё путешествие. Мы напросились полетать с ними на дельтоплане, но больше всех этого хотели женщины химба. Меня поразило, что они до тех пор никогда не видели дельтопланов, но в то же время абсолютно не испытывали страха перед “железными птицами”.

Как скучно жить!

Поездка в Африку перевернула представления Коко о жизни.
“Мода меня больше не заводит, -- признается она. -- Теперь я смотрю на мир уже другими глазами. Искусство фотографии для меня интереснее поверхностного мира моды. Обсуждать с женщинами последние тренды – это не мое.

Конечно, вещи хорошего дизайна никогда не выходят из моды, их можно носить и через пять, и через пятнадцать лет. Но ведь мода – коммерческое искусство и поэтому дизайнеры создают вещи-однодневки. Только сделал коллекцию - -в моде уже что-то другое. Работая модельером, я все время ощущала пустоту. Фотографии, это то -- что у тебя остается, а от моды, к сожалению, остается остается очень мало”.

Каждый раз, на показе новой коллекции, Коко неизменно приходит в голову шальная мысль: “Эх, лучше бы я сейчас была в Каокофельде!” Может быть, Африка – ее хроническое заболевание?

“Дикая Африка мне ближе по духу, чем размеренная и просчитанная на годы вперед жизнь в Европе и непостоянность мира моды. На черном континенте я с удовольствием ношу свои потёртые джинсы и майку. В Каокофельде нет душевых кабин, без которых совершенно немыслимо наше существование в Европе. Но я сделала удивительное открытие: какое же это удовольствие – поливать себя нагревшейся на солнце водой из кувшина. Или согреваться холодной ночью в пустыне с членами племени химба вокруг костра. Без всего этого мне было бы так скучно жить!”


Текст: Елена ИХИЛЬЧИК.
Фото: Корина Герц (Corina Gertz ) www.corinagertz.com